Озеро хайколя карта – Карта деревни Хайколя в Карелии с улицами и номерами домов — MapData.ru

«Рыбачьте с нами» — Карелия. Хайколя

Летом 2010 года мы отправились на не освоенный нами пока Север. Побывав на Колвицкой губе и вдоволь наловившись трески, мы поехали в Карелию.

Попытка доехать по грунтовке до предполагаемой второй части нашей программы — Нольозера заканчивается разворотом на основную трассу. Дорога спустя пару километров лучше не становится, и надежды, что легковушка пройдет за пикапом хотя бы треть пути, становятся призрачными. Решаем ехать в среднюю часть Карелии.

Сворачиваем в Лоухи, дальше — длительный путь по грейдеру, пока не упираемся в погранзаставу. Пограничная зона в России, в отличие от соседних стран, простирается на десятки километров, и находиться в ней без соответствующих разрешений запрещено законом. Так что порыбачить на предполагаемых реках и озерах у нас не получилось. Сворачиваем на Калевалу и держим курс обратно, только уже по другой дороге, в сторону города Кемь. Дорога становится асфальтовой, после150-километрового грейдера это расслабляет. По дороге подбираем варианты озер, которые подошли бы для интересной рыбалки. Но интересного мало, да и завсегдатаи этих мест обрисовали унылую картину рыбных запасов местных озер. Но вот впереди довольно привлекательное озеро Хайколя. Примерно с третьей попытки находим оптимальное место для стоянки. Здесь мы не одни, уже несколько экипажей стоят рядом с красивым песчаным берегом. Весь берег усыпан водяникой, растет многолетний ягель. Первая разведка с эхолотом показала, что глубины превышают 10-метровую отметку, в некоторых местах на экране эхолота появляются огромные символы рыб, скорее всего, это лещ. Побережье озера довольно разнообразно, песчаные пляжи сменяются каменистым берегом, рельеф местами довольно крутой и непредсказуемый. Впоследствии на рыбалке я наткнулся на подводную гряду и срезал шпильку винта лодочного мотора. Большое по размерам озеро имеет довольно изрезанный берег с многочисленными глубокими бухтами. На первой же рыбалке решаю проверить эти бухточки, в которых эхолотом нахожу рыбу. Предположительно это щука, но по своему опыту знаю, что в таких реликтовых озерах летом щука может вести пассивный образ жизни. В итоге часовая рыбалка с наскока не дает оптимистических результатов, мощный грозовой фронт откладывает перспективы рыбалки на следующий день. Основательно проверить близлежащую часть озера планирую на вечер следующего дня.

Основная стратегия поиска — это пробежаться по бухтам, так как там вероятнее всего я ожидал скопления какой-нибудь хищной рыбы. И вот в первой же компактной бухте первая поклевка щуки на «вертушку», и досадный сход прямо под лодкой. Но буквально через несколько минут сошедшая щука снова садится на приманку прямо из-под лодки. Дальше практически до утра в одной большой мелководной изрезанной бухте неплохо ловится средний окунь, из приманок работают «вертушки» и миниатюрные спиннербейты. Пробую искать щуку различными приманками, но безуспешно. Солнце встало, решаю переместиться поглубже и поискать рыбу по рельефу. Свалы молчат, на глубине 4 м между островом и берегом нахожу среднего окуня, который бодро отзывается на джиг. К сожалению, временем мы были ограничены и досконально обследовать озеро не удалось, хотя присутствует уверенность, что где-нибудь через месяц-другой рыбалка в этом месте может быть намного интересней.

Следующая короткая остановка у нас планировалась на реке Кепа, но, случайно разминувшись с другим нашим экипажем, пришлось друг друга искать, что отняло драгоценное время, тем не менее я все же успел полчасика полазить по этой реке. Конечно, хотелось бы проехать на перекат и поискать там хариуса, но в связи с обстоятельствами пришлось довольствоваться окунями, которые бодро ловились в районе моста у дороги.

Конечно, этот непродолжительный автопробег не получился исчерпывающим в плане рыбалки, но тем не менее он заложил основу для более серьезного обдумывания и подготовки к возможному следующему путешествию на наш Север.

www.rsn.ru

Хайколя (Республика Карелия, Калевальский район, поселок Хайколя) — Отзывы


Историческая деревня Хайколя одна из старейших и наиболее сохранившихся поселений на историко-культурной территории Беломорской Карелии. Здесь, примерно с 14 века начали селиться карелы. В средние века территорию Беломорской Карелии заселяли саамы. Колонизация ее древними карелами началась с 14 века. Но массово миграция карел достигла своего максимума лишь в 18 веке. В этнической группе северных карелов, большую роль играли рунопевческие традиции, древняя эпическая поэзия, составившая основу всемирно известного эпоса «Калевала». В 20 веке население карелов пошло на убыль, так и «неперспективные» деревни исчезают. Большинство традиционных поселений Беломорской Карелии утратило свои постройки. Деревня Хайколя расположена на острове Луотосаари на озере Хайкольском (Хайколя), примерно в 40 км к востоку от Калевалы. Согласно источникам она возникла во второй половине XVIII века. Хайколя никогда не была большой деревней, поскольку ограничена площадью острова (длина 1 км, ширина 0,5 км). В начале 20 века деревня расширилась на материк, но объекты исторической застройки деревни сохранились только на острове. Старое название деревни — Ёухколя — по имени старейшего жителя. По преданию, он был внуком первопоселенца — основателя деревни. Во время переписи населения 1905 года деревня носила название Гайколя (Еуколе), в ней насчитывалось 11 домов и проживало 102 жителя. По данным переписи 1926 года, деревня уже носила название Хайколя, в ней было 16 крестьянских и 8 некрестьянских хозяйств, проживало 93 человека, в основном карелы. В 1970 году здесь проживало 32 человека, почти все карелы. В деревне сохранились 8 жилых домов и 16 хозяйственных построек, некоторые из них время превратило в руины. В настоящее время в деревне нет постоянных жителей. В ней живут только в летнее время. Была проведена историко-культурная экспертиза деревни Хайколя, подготовленная государственным экспертом С. М. Ициксоном. В ходе проведения экспертизы было установлено, что деревня Хайколя имеет особое значение для национальной культуры карельского народа, и по своим пространственным и историко-культурным характеристикам является объектом культурного наследия. Деревня Хайколя включена в Единый государственный реестр объектов культурного наследия России. Хайколя – родина известного карельского писателя Ортье Степанова. Писатель летнее время проводил в деревне. Ортье Степанов относится к роду , в котором передавались рунопевческие традиции из поколения в поколение. Языковед и этнограф А.А. Борениус в 1872 году записывал руны от пра-пра-бабушки Карпан Моарие и пра-пра-дедушки Васке Каласка. К рунопевцам можно отнести и прадеда и деда писателя. В Хайколя отреставрирован с соблюдением традиций народной архитектуры дом Кузьмина, описанный в романе Ортье Степанова «Родичи» под названием «Онтон тало». Ныне в доме действует музей быта северных карел. В родовой усадьбе рунопевческой семьи Степановых, где родился и вырос народный писатель Карелии, создан литературный музей калевальских писателей: Яакко Ругоева, Николая Яаккола, Анти Тимонена, Пекка Пертту и Ортье Степанова. В литературном музее собраны книги карельских писателей, уроженцев Калевальского района, в том числе рукописи отдельных произведений, переданные родственниками. На многих книгах имеются автографы писателей. В доме — музее сохранена мебель, предметы быта и обстановка жилых помещений. Сохранились записи голоса писателя Ортье Степанова, рассказывающего о своей жизни и жителях деревни Хайколя. В состав усадьбы Степановых входит старинный трехсотлетний амбар. Дом и амбар построены в духе народных традиций и дают представление о деревянном зодчестве карел. Недалеко от дома Степановых расположено деревенское кладбище. Над захоронениями сохранились надгробия, которые отличаются от подобных памятников других народов мира. Литературный и этнографический музей в Хайколя знакомит посетителей с особенностями жизни и обычаев коренного карельского населения, жившего на хуторах и в маленьких деревнях и сохранившего древние народные традиции, легенды, предания, песни, танцы. Ежегодно в июле в деревне Хайколя проводится литературный фестиваль «Родичи», посвященный памяти народного писателя Карелии Ортье Степанова (второе воскресенье июля). В рамках фестиваля организуются творческие встречи карельских писателей с жителями и гостями района, выступления известных творческих коллективов Калевальского района и Республики Карелия, народные гуляния и народные спортивные игры и конкурсы. За последние годы в деревне Хайколя построены три дома, в одном из которых оборудован концертный зал. Два музея деревни Хайколя: литературный и этнографический дают представление об этнографии и культуре края.

smorodina.com

По земле Калевалы. Хайколя: tatianabelous

Какое необычное название. Мягкое, ласковое. Как бабушка из моего детства…
Оно звучало так же непривычно и незнакомо, как и Суоярви, Хаапалампи, Мюллюкюля, Калевала.
Хайколя — это остров. Хайколя — это озеро. Хайколя — маленький северокарельский хуторок и родина великого мудреца и классика карельской литературы Ортье Степанова, дед, прадед и пра-пра… которого были рунопевцами. Хайколя нет на карте. Но Хайколя есть!

Нас привезли сюда ранним пасмурным утром. Всего-то ничего, какие-то 40 километров от Калевалы на микроавтобусе по насыпной дамбе и вот мы уже совсем в другой эпохе. Стоим и смотрим на несколько домиков посреди ромашковых полей.

И на огромные могучие ели, которые как часовые охраняют эту тишину и чистоту.

И на озеро, такое тихое-тихое сегодня.

Так вот он какой — край сказителей и рунопевцев, которых записывал Элиас Леннрот! Дивный! Немножко сказочный. Я ощущала себя здесь прозревшим неофитом, слушая переливы ветра в здешних густых травах, и чувствовала, как Хайколя растревожил меня…

Нас встречали. Михаил и Ольга Степановы.

Поздоровались, пошутили. Ольга Николаевна извинилась, что не сможет составить нам компанию из-за дел по хозяйству, а Михаил Артемович пошел показывать нам свою уникальную деревню. Да, да, свою. Ведь вот уже 15 лет, как они с женой живут тут одни. После смерти отца Михаил Артемович оставил работу в конструкторском бюро и приехал сюда восстанавливать свое родовое гнездо. Ольга Николаевна конечно же тоже перебралась вслед за мужем из города сюда, на этот богом забытый хутор. Деревня была в очень плачевном состоянии, ведь ей на тот момент было уже триста лет! Все жители давно уехали отсюда поближе к цивилизации, оставив весь свой немудреный скарб, и все здесь медленно умирало. А раньше здесь жили две фамилии — Степановы да Кузьмины. Никаких заборов между домами! Дружные семьи, жизнь целыми родами. Вели совместное хозяйство, вместе воспитывали детей, ведь так было намного проще выжить в суровых условиях севера. И место для жилья они выбрали самое удобное — рядом с водой. В ней рыба, а значит, люди не умрут с голода даже в самый неурожайный год! Сейчас здесь с десяток неразрушенных домов. Их все своими руками восстановил Михаил Артемович. Он фактически возродил эту деревню к жизни и сейчас здесь настоящий уголок прошлого. Тут спокойно и душевно. И не нужен ни телевизор, ни телефон, ни интернет. Вот она — незатоптанная Карелия! Во всей красе! Тихая, нешумная, основательная.

Михаил Артемович рассказчик. Простой. Шикарный. С юмором.
Провел нас по трём музейным домам. Посмотрели.

Послушали.

Перелистали книги и журналы недавней советской эпохи.

Потрогали руками сотканные Ольгой Николаевной по местным мотивам половички.

Поели лесную малину с куста.

Послушали птиц.

Помечтали вместе с хозяином о хорошем улове рыбы и помогли ему подготовить снасти назавтра.

Заглянули в амбар, которому около 300 лет — единственную достопримечательность в Хайколя, которую помогали восстанавливать профессиональные реставраторы из Кижей.

У него какое-то необычное сочленение бревен.

Страшно ли им тут одним? Бывает да. Зимой медведи. Иногда они приходят в деревню и заглядывают в окна пустых домов. Случается, Хайколя неделями отрезана от цивилизации — снегопады, непогода. И два городских человека — один на один с природой…Зато летом у них настоящий рай! Грибы, ягоды, рыба, родниковая вода и удивительно чистый воздух! И народ каждый день. Гости, гости…наши и иностранцы. Случается, что и этнофестивали тут проходят, и краеведческие вечера, и писательские встречи, да и просто как мы приезжают, духовно зарядиться. И всех нужно встретить, показать, рассказать, угостить оладушками с ароматным чаем из чистых карельских трав и брусничным вареньем. Мммм, как же это вкусно!!!!…Особенно чай!

Правда, я не могла понять, почему меня вдруг потянуло в сон, ведь я совсем не устала. А Михаил Артемович сказал, что это все из-за здешнего воздуха, в нем очень много кислорода. Я получила кислородное «отравление». Невероятно звучит, правда?

Мы еще раз прослушали рассказ хозяина про нехитрый рыбацкий быт карелов, про его встречу со знаменитым путешественником Федором Конюховым,

посмотрели его фильм об отце-писателе, который он быстренько нашел в интернете, подключив к своему ноуту что-то типа усилителя и сильно нас этим удивив,

и всё…нам уже было пора. Да и хозяевам тоже, им же еще работать до темна. Нас провожали. Душевно. С дождиком….

Вот такая история супругов Степановых. Возвращение к корням и истокам, большая любовь к малой Родине — это и есть настоящий, а не показной патриотизм. В республике Карелия, в далекой деревушке Хайколя что-то подобное как раз и случилось. А во всем «виноваты» два этнографа-хранителя.

И еще

tatianabelous.livejournal.com

Незатоптанная Карелия. Синдром Калевала. Часть III. Хайколя

Хайколя. Особенная. Щурясь паутинкой в углах голубоглазого окна. Подпевая сама себе, она словно карельская бабушка, шепотом рассказывающая сказку перед сном. С десяток седых карельских домов, словно первые белые коренастые грибочки, пробившие августовскую хвою и мох, кучкуются на берегу озера Хайколя.

Хайколя можно называть как душе угодно. Этнографическая деревня. Объект культурного наследия. Музей под открытым небом. И всё это официальная правда, но она не передаёт эмоций, которыми здесь умываешься словно родниковой водой ранним туманным утром. Писать и рассказывать о Хайколя можно сколь угодно, но не услышав переливы ветра в здешних густых травах, не погладив ладонью отполированное озером весло, не рассмотрев серебряный узор столетий в сколе на бревне стены дома…

От Калевалы до Хайколя всего ничего, около 40 км. Сама экскурсия на полдня, может чуть более. Комфортно забрали из отеля, привезли, а дальше… Некогда деревушка Хайколя жила на острове (Луотосаари) одноимённого озера. И добраться сюда можно было только на лодке. Затем местные жители сами, своими руками, насыпали дамбу и с тех пор деревушка Хайколя живёт на полуострове. Зачем это было сделано? Что за ландшафтные изменения такие?

Всё же 21-век на дворе и самим местным необходима была дорога, каждый раз так на лодке не накатаешься туда-сюда. Да и турист последние годы повадился в Хайколя. Мы же знаем, как наше государство делает вид, что развивает внутренний туризм… а потому деревня в России выживает всегда сама, на протяжении веков. Так и Хайколя.

Миновав небольшую рукотворную дамбу наш микроавтобус остановился у хозяйского дома. Нас встречали. Михаил и Ольга Степановы. Приметил я, что отчества здесь в северной Карелии не в ходу. Порой даже по отношению к людям в возрасте. Михаил Артемович Степанов и его жена Ольга Николаевна.

Поздоровались, пошутили. Ольга Николаевна извинилась, что не составит нам компанию, потому как дел по хозяйству прибыло. И отправились мы с Михаилом Артемовичем осматривать уникальную деревню Хайколя.

Чем так уникальна эта карельская деревня за тридевять земель? Ёухколя, по имени старейшего жителя, а с 1905 года Гайколя (Еуколе) и уже с 1926 года Хайколя именита тем, что здесь живёт история карельского народа. История этих мест, на мой взгляд, во многом красивая и по сути своей трагичная, началась ещё в 14-веке, когда в этих краях начали селиться карелы.

Истории разные бывают. Пыльные музейные. Лубковые на показ. Просто неинтересные истории. В Хайколя история живая. Сама по себе живая. Михаил Артемович сын классика карельской литературы Ортье Степанова. Здесь в Хайколя жил его отец и дед и прадед и… род, в котором передавались рунопевческие традиции из поколения в поколение. Потому история живая, её рассказывает живой человек о своей семье, о карельском народе. История из первых уст.

[Best_Wordpress_Gallery id=»7″ gal_title=»Хайколя»]

В деревне не так и много домов. С десяток, может чуть более. Сохранился родовой дом писателя Ортье Степанова и несколько построек, в которых создан и действует мемориальный музей писателя. В деревне три музея, выставочно-концертный дом и амбар XVIII века.

В советские времена Карелия, и северная её часть в особенности, потеряла десятки деревень и хуторов, если не сотни. Я так думаю, что причиной тому — в любые исторические времена власти подозревали карел в экстремизме. Ведь сохранение традиций и исторической идентичности власть всегда считала экстремизмом, не вдаваясь в подробности. А потому судьба карельского народа во многом трагична на протяжении последних ста лет.

Можно сказать, что Хайколя повезло. Так сложились звёзды. И складывать их стали сын писателя Михаил и его жена Ольга, решив создать в Хайколя историко-культурный комплекс. Возродили дом Ортье Степанова, создали в нем литературный и этнографический музей. Финские волонтеры помогли создать дом с небольшим концертным залом. Мне показалось, об этом не говорят, но мне таки показалось, что финны уделяют больше внимания Хайколя, нежели российское государство.

Зачем в Хайколя концертный зал? Пусть небольшой, но зачем? Периодически здесь проходят различные тематические фестивали. Писательские, этнографические, фольклорные. Ежегодно, в июле, здесь встречают международный этно-музыкальный фестиваль «Соммело». Вот бы было здорово, если «ВелТ — Карельские путешествия» организовали бы тематический тур в Хайколя в дни фестиваля. Думаю, что желающих было бы через край. Хотя… Хайколя не Храм Христа Спасителя… всех желающих не вместит. А было бы интересно.

А вот совсем недавно по историческим меркам, в 2012 году, архитектурный комплекс деревни Хайколя был номинирован на соискании премии общеевропейской федерации Europa Nostra. И хотя не вошёл в число призёров, однако получил почётную награду за сохранение культурного наследия. На минуточку, обогнав в рейтинге московский Большой Театр. Хайколя сегодня практически единственное место, в котором воссозданы образцы домов и быта беломорской Карелии.

Но всё это сухая история, статистика и циферки. Пусть и интересные, издалека. На мой взгляд, в этом месте восхитительно нечто большее и не сразу видимое. Тут всё на своём месте. Для меня. Шелест книжных страниц, облака до которых дотянуться рукой, лодки в травах по плечи, уснувшая навсегда пчела у окна, шершавые лыжи на стене, солнечные зайчики, морошка в путанной траве, заграничный журнал CARELIA, и даже ржавая горелка на крыльце. Всё на своих местах. Так всё и должно быть в месте, в котором хочется остаться навсегда. Быть может встретить старость.

Михаил Артемович рассказчик. Простой. Шикарный. С юмором. Прошлись по трём музейным домам. Посмотрели. Послушали. Амбар, которому около 300 лет. Единственная достопримечательность в Хайколя, которую помогали восстанавливать профессиональные реставраторы из Кижей.

Родовой дом. В таких домах жил карельский род, семья не распадалась. Жили все вместе, поколениями. В огромном доме каждой семье хватало места. Да и хозяйство так вести сподручнее.

А если есть родовой дом, значит есть и родовое кладбище, которое расположено поодаль от деревни, на краю леса. Над захоронениями я приметил необычные надстройки. Нечто вроде небольшого чердака с дверцей. А чтобы душа выходила погулять, на свободу, иногда. Вообще у карел так много простого и понятного, что порой просто теряешься в своей неприспособленности к жизни, настоящей, о которой в городах многие слышали.

Умели карелы выбирать места для своих хуторов и деревень. И если на Руси старались строиться на холмах, то карелы выбирали места у воды, и потому здесь в северной Карелии так красиво на хуторах и в деревнях.

Пора и в дорогу, обратно в Калевалу. Мы то гости любопытные и времени не замечающие, а у хозяев ещё работы до темна. На том и простились душевно.

Проехав пару километров остановились на опушке у озера. Пляжи Хайколя. Звучит. Да и смотрится. Вот она во всей своей красе. Незатоптанная Карелия.

Пока самовар готовился нас согреть, побродили по пляжу у озера Хайколя. Да, выражение пляж и северная Карелия кажутся не совсем тождественными, на первый взгляд. Но тем не менее, здесь есть карельские пляжи. И они прекрасны.

А потом мы гоняли чаи. Из самовара на шишках. С морошковым вареньем (привет норвежской таможне). С карельскими калитками. С брусничным вареньем. На берегу озера. И так было хорошо. Какая-то хаски приблудилась и выпрашивала печеньки. На, все забирай. Наверху ветер гонял непослушные облака. Мечталось, чтобы этот день не заканчивался.

surrfront.com

Музеи деревни Хайколя — Коренные народы Карелии

Небольшую деревню Хайколя вы не найдете на карте Карелии, нет её и в справочнике административно-территориального устройства Республики Карелия. 

Однако в этом году про эту деревню узнала вся Европа. Хайколя получила престижную награду федерации Europa Nostra, которая присуждается за сохранение и популяризацию культурного наследия и природной среды Европы. В соревновании за награду она обошла такого претендента как отреставрированный и вновь открытый Большой театр. 

Хайколя  –  это хутор, расположенный на острове Луотосаари небольшого озера в Калевальском районе республики. Еще в середине 70-х годов прошлого века он был внесен в список неперспективных деревень, и жизнь постепенно покидала его. Но деревня, история которой насчитывает уже 300 лет, не погибла, потому что является родиной калевальских сказителей и рунопевцев. Здесь родился их потомок народный писатель Карелии Ортье Степанов. Здесь он черпал вдохновение и создавал свои произведения. В этой деревне у жителей было лишь две фамилии – Степановы и Кузьмины, и все они  являлись родственниками и героями романов Ортье Степанова. Благодаря литературному дару писателя в романах была передана атмосфера тех мест, описаны характеры жителей деревни, достоверно переданы подробности крестьянского быта. Сейчас здесь сохранился родовой дом писателя и несколько домов постройки XIX века, в которых благодаря стараниям сына писателя – Михаила Артемовича Степанова – создан мемориальный музей народного писателя Карелии.

Михаил Артемович Степанов сегодня вместе с супругой живет в деревне Хайколя, является директором Фонда Ортье Степанова, хранителем мемориального комплекса и местным экскурсоводом. Мемориальный комплекс включает три музея, выставочно-концерный зал с гостевым домом и амбар XVIII века. 

 
 

Познакомиться с ними можно, не приезжая в Хайколя. Достаточно взять в руки новую книгу «Музеи деревни Хайколя», сделанную Михаилом и Ольгой Степановыми на средства из семейного бюджета. Альбом с великолепными фотографиями воссоздает экспозиции родового дома Степанова, дома-комплекса Охвон Тало, где родилась мама писателя Анна Афанасьевна. Перелистав альбом, вы окунетесь в атмосферу музея «Дом Онтто», где жил прототип одного из героев романа Ортье Степанова – старик Онтто. Если вы еще не были в Хайколя, вам обязательно захочется там побывать и понять, что же есть такое в этом уголке земли, что рождает вдохновение. А если вы уже бывали в Хайколя, то, взяв в руки альбом, еще раз вспомните эти места и захотите туда вернуться. Не случайно один из карельских поэтов Александр Валентик в стихотворении, посвященном Ортье Степанову, восклицал : «Уж не медом ли мазаны те берега! Отчего так строка к ним стремится?»

Туристы из разных мест приезжают сегодня в Хайколя. 

Альбом «Музеи деревния Хайколя» с любовно сделанными фотографиями и покрытой шелком обложкой приглашает вас в гости к писателю Ортье Степанову и героям его произведений. Перелистывая страницы альбома, еще ярче осознаешь одну из главных мыслей эпопеи О. Степанова «Родичи» о том, что без прошлого у народа нет будущего.

В Национальную библиотеку Республики Карелия альбом поступил в дар от его создателей, за что им наша искренняя благодарность и низкий поклон!

knk.karelia.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о